Понедельник, 21.08.2017, 20:43

Главная

Музыка и Видео Галерея Статьи Блог Форум Карта Сайта Почта Регистрация Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Admin, highlander 
adygaabaza.ru | Форум » Библиотека » Книги » Князь Заурбек Асланбекович Даутоков-Серебряков
Князь Заурбек Асланбекович Даутоков-Серебряков
AdminДата: Суббота, 09.10.2010, 21:03 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 149
Статус: Offline
Памяти кабардинского князя генерал-лейтенанта Заурбека Асланбековича Даутокова-Серебрякова

"Где наша мудрая чинность,
Где кабардинца повинность:
Гостю и старшим почет?
Где еще хабзэ живет?"
З. Даутоков

1. История рода

Род Даутоковых (Таутоковых) - древний княжеский кабардинский род. Согласно “Списка Выезжих черкесских князей в Москву за период с 1552 – по 1697 г. ” в Россию среди прочих князей выехали предки Заурбека: Иван и Борис Владимировичи Даутоковы (Таутоковы), Иван был воеводой «Полка левой руки» Кабардинского Князя Михаила Темрюковича (Михаил Темрюкович, Князь Кабардинский, первый дворовый воевода и глава Опричной Боярской Думы). Иван и Борис были ближними узденями Князя Михаила, который был родным братом Царицы всея Руси Марии, супруги Благоверного Государя Иоанна Грозного. Выезды на Царскую службу в Москву происходили в строгом соответствии со специальными правилами.

Обычно в число выезжающих попадали молодые княжичи 16–20 лет. Князя обычно сопровождал ближний уздень, являющийся родственником выезжающего князя, либо принадлежащий к знатному дворянскому роду Кабарды. Даутоковы были авторитетным и очень древним родом. Исходя из этого представителям именно рода Даутоковых была оказана, Высочайшая Честь быть ближними узденями брата Царицы Московской, шурина Царя всея Руси Великого Князя и Государя Иоанна Васильевича Грозного. Вместе с Михаилом Темрюковичем и его братьями Семеном и Федором они служили в опричнине. Занимали очень высокое положение при дворе Российских Самодержцев. Участвовали в Ливонской войне. Весь род принял пророссийскую позицию, отказавшись от сношений с Крымом и Турцией.

После долгого времени род Даутоковых стал считаться уорским, сохранив за собой княжеский титул. В той ситуации, когда абсолютное большинство русских авторов, писавших о Черкесии, не знало адыгского, их описание социальной и политической организации заведомо искажено. Так, термин «уорк» приравнен к «дворянину», что далеко от реалий адыгской жизни. Уорки были изначально свободного, происхождения и образовывали сложно структурированное аристократическое военное сословие: эта наследственная знать не уступала по степени своей родовитости Верховным князьям, многие из уорских родов приходились родственниками Верховным князьям. Правящие князья выделялись из числа уорков как наиболее преуспевающие дома-династии и, являлись primus inter pares, то есть «первыми среди равных». Представители рода Даутоковых титуловались узденями первой степени, что означало подчинение Кабардинским Правящим князьям, но одновременно с этим позволяло иметь статус владетельного рода.

Во время русско-кавказской войны, которую объявили России чеченские мятежники во главе с имамом Шамилем, вождем движения горцев, создателем имамата – военно-теократического государственного образования, просуществовавшего с 1834 по 1859 год, род Даутоковых так же отличился. Главнокомандующим на Кавказе был назначен блестящий стратег, и великолепный военный деятель своего времени – генерал Михаил Воронцов. Он был другом известного и не менее талантливого военного генерала Ермолова и вел с ним дружескую переписку. Так 15 мая 1846 года в своем письме из Темир-Хан-Шура, он пишет генералу Ермолову: «…здесь в Кабарде все кончено и устроено; главные виновники, писавшие к Шамилю и просившие его прийти сюда, суть Магомет-Мирза Анзоров, Магомет Кожохов, Магомет Тилтеров и Магомет Куденетов; они скрылись в леса или в Чечню. Кроме этих четырех есть еще один эфенди Гаджи-Берцов, писавший призвание Шамилю. В числе оставшихся у нас вернейшими и показавших более усердия, нельзя не отличить подполковн. князя Мисоста Атажухина, князя Алкаева Мисостова, Батыр-Бек-Тамбиева, подпоручика Мед-Кудепетова, Баты-Гирея Даутокова, Девлет-Гирея Тамбиева, Жашока Агоева, Магомета Намцова…». Баты-Бек Гирей Даутоков – родной дед князя Заурбека Даутокова, был лично знаком с Главнокомандующим Михаилом Воронцовым. Заурбек является прямым потомком и ярким представителем древнего рода Даутоковых, которые до него на протяжении с 1552 года уже почти 350 лет служили Государям Российским и не разу не изменили Им.

2. Личность князя

Князь Заурбек Даутоков – Серебряков, родился в 1885 году в городе Моздоке, в семье князя Аслан – Бека (в святом крещении Никифора) Даутокова и его супруги Ольги Иоанновны Серебряковой. Имел 2 братьев, погибших в войну. Заурбек являлся казаком станицы Луковской Терской области. Окончил Оренбургское казачье училище (1912). В Великую войну штабс-ротмистр Кабардинского конного полка. Организатор антибольшевицкого восстания в Кабарде (1918). В июне 1918 г. командир Сводного Кабардинского отряда в Терском восстании. Ротмистр (11.1918). Командир Кабардинского конного полка. Затем заместитель правителя Кабарды. Полковник (6.06.1919).

В 1917 году, когда узнал о расстреле родного дяди (брата матери) Василия Ивановича Серебрякова (последнего мужского носителя фамилии) большевиками под Белгородом добавил к своей фамилии (Даутоков) фамилию дяди – Серебряков. В августе 1918 года он объявил о создании партии "Свободная Кабарда". Основной ее целью ставилось наведение порядка, искоренение анархии и бандитизма, полное освобождение от оккупации большевиками. Кабардинцы объединились вокруг Даутокова - Серебрякова, офицера русской службы, служившего во время германской войны в Кабардинском полку Туземной дивизии, так же видели в нем лидера Белого освободительного движения Кавказа. Заурбек Даутоков – Серебряков активный участник и деятель, один из создателей Кавказской Добровольческой Армии. Генерал-майор и командир 2-й Кабардинской Бригады.

По своим взглядам он был сторонником тесного единения с Россией, с предоставлением Кабарде неширокой местной автономии. Когда восстала против большевиков Терская область, Даутоков – Серебряков решил поднять восстание в Кабарде. Ввиду того, что местные большевики все более обращались в простых разбойников, терроризировавших и грабивших население, восстание Даутокова - Серебрякова получило поддержку со всех сторон. После очищения от большевиков все полагали, что именно Даутоков - Серебряков будет назначен Правителем Кабарды. Однако у Даутокова – Серебрякова было много врагов в штабе Главнокомандующего Антона Деникина. Правителем Кабарды был назначен бюрократ и карьерист князь Бекович-Черкасский.

Генерал Шкуро упоминает в своих воспоминаниях, что князь находился в близких отношениях с графом Илларионом Илларионовичем Воронцовым-Дашковым. Находился с ним в переписке. Кстати говоря, интересен тот факт, что именно большинство монархистов желали видеть князя Даутокова – Серебрякова на троне Кабарды, учитывая ни с чем не сравнимый вклад в ее освобождение, древнее и аристократическое происхождение рода, и что не менее важно – ум, честь, достоинство, порядочность и стояние за Императора Всероссийского. Но Заурбек дал понять, что не намерен становиться монархом независимой Кабарды, ибо Кабарда – часть России, а Россией правит Император Николай Александрович. «Но если большевиков не удастся победить, то я согласен воспринять престол независимой Кабарды, если таковой утвердит Учредительное Собрание народа кабардинского, и если меня призовут занять его, дабы не дать Кабарду на поругание преступникам революционерам, но как только Царь вернется я голову свою склоню и передам Ему Кабарду целую и процветающую». Кроме того, Заурбек не раз говорил «Не хочу быть новым Скоропадским, расчленителем земли российской».

Но были люди, которые готовы были на все, ради власти. Во главе Кабарды стал Бекович - Черкасский, благодаря интригам и ненависти к Заурбеку, как выразился генерал Шкуро «ретроград и кабардинец только по названию», который считал важным исключительно занятие места Правителя Кабарды и исповедующий известный принцип «После меня – хоть потоп». Но князь Заурбек Даутоков – Серебряков, чей род столетиями стоял у трона объединенной Кабарды, чьи представители становились правителями отдельных частей Кабарды, горных аулов, лишенный возможности достойно занять место Правителя Кабарды и продолжить путь освобождения России не остановился в деятельности спасения Империи. Освободив Кавказ – он хотел освободить все остальное Отечество, от, по его личному мнению «красных бунтарей из Швейцарии». Тогда же Заурбек тесно сотрудничал с полковником Шкуро. Встречался с генералами Алексеевым, Корниловым, Покровским. Лично был знаком с Героем Белой Армии бароном Петром Николаевичем Врангелем, который желал видеть Даутокова – Серебрякова Правителем Кабарды, но это было не в его компетенции и не в его возможностях. Когда это станет возможным Даутоков – Серебряков уже погибнет от рук большевиков. Так же встречался он с атаманом Красновым. Личным адъютантом его был известный творческий деятель князь Константин Александрович Чхеидзе. Сражался бок о бок с такими известными и героическими людьми, как: князь И.А. Кропоткин. Генерал-майор Султан-Гирей Клыч, генерал А.В. Фок, князь Оболенский, генерал-майор Николай Успенский, генерал от кавалерии Иван Эрдели, генерал-майор Михаил Чичинадзе. Полковник князь Илларион Воронцов-Дашков, генерал-лейтенант Покровский, генерал-лейтенант князь Николай Вадбольский, Временный Правитель Дагестана Мигаэль Халилов и другие. Был представлен Верховному Правителю и Главнокомандующему Вооруженными Силами Юга России Антону Ивановичу Деникину. Специально по приглашению прибыл в Екатеринодар, где был представлен генералу Деникину. Выступал с докладом.

В 1919 году Заурбека, решают назначить Правителем Кабарды, этого же желает барон Врангель, но из-за недоверия и не любви Деникина к Врангелю и из-за деятельности недоброжелателей князя Даутокова – Серебрякова его лишают возможности занять место Правителя Кабарды. И дают должность заместителя Правителя Кабарды. Он со своим отрядом вел жестокую и непримиримую борьбу с большевиками и их сторонниками. В июне 1919 года около деревни Орловка под Царицыном Заурбек Даутоков – Серебряков погиб в неравной схватке с полком красных кавалеристов. Терское войско сделало ему торжественные похороны как национальному герою.

Князь Заурбек Даутоков – Серебряков стал истинным символом всего Кавказа, он заставил людей увидеть истину и весь народ кавказский поднялся против гнета красного дьявола. Под его руководством была освобождена вся Кабарда, с его участием – весь Кавказ, его современники называли его Белым Рыцарем. Генерал Деникин так и не сделал его Правителем Кабардинским, чего желал барон Врангель. Когда же Деникин оставил разгромленную Белую Армию барону Врангелю князь Даутоков – Серебряков уже был мертв. И даже если на руках кровь врагов его и славился жестокостью своей – это во имя России, ее спасения. Благодаря Заурбеку Даутокову – Серебрякову и его единомышленникам Кавказ был освобожден, очищен от большевизма.

3. Хронология

После свержения монархии в России, во Владикавказе, на арене политической борьбы появились всевозможные завуалированные контрреволюционные правительства. 1 октября 1917 года была образована террористическая революционная партии «Кермен». Партия «Кермен» с самого начала своего возникновения проводила работу в тесном контакте с большевистской организацией Осетии. Под непосредственным руководством С. Кирова, Н. Буачидзе, С. Мамсурова, М. Орахелашвили, Г. Цаголова провела ряд репрессивных мероприятий и развернула широкую агитационно-организаторскую работу против Белой Армии на Тереке.

Наступил 1918 год, который для Терской области ознаменовался крупными социально-политическими событиями. Прежде всего, объявлением в августе 1918 года Нальчикским народным Советом политики нейтралитета. Это происходит в период, когда в центральных районах России растет противостояние большевикам. С одной стороны, это так называемая «демократическая контрреволюция», объединяющая умеренно-социалистические силы. В условиях Кабарды и Балкарии она была представлена Окружным Народным и Кабардинским Национальным Советом, национальной буржуазией и интеллигенцией во главе с Таусултаном Шахмановым.

С другой стороны, это «военно-патриотическая контрреволюция», создавшая на Юге России Добровольческую армию. В Кабарде серьезную поддержку ей окажет «Отряд Свободы» князя Заурбека Даутокова – Серебрякова. Даутоков-Серебряков разработал программу партии «Свободная Кабарда», связывавшую с одной стороны идею единения Кабарды и России, с другой стороны идею этнотерриториальной автономии с созданием национального войска и вооружением каждого кабардинца. В августе 1918 года Таусултан Шакманов, возглавлявший Кабардинский национальный и Окружной Народный Советы, объявляет нейтралитет по отношению ко всем воюющим сторонам «для удержания горцев от братоубийственной войны». Для разъяснения этой политики и «выяснения возможности предотвращения дальнейшей братоубийственной войны» 16 августа 1918 года на заседании Совета было предложено разослать делегатов к князю Заурбеку Даутокову - Серебрякову, к белоказакам Бичерахова, во Владикавказ к большевикам и в областной народный Совет. Одним из делегатов был член Духовного и Окружного народного Советов Назир Катханов.

Незадолго до этого его отряд встретился с небольшой группой осетинских большевиков-керменистов в с.Докшоково, с которыми они пришли к соглашению, которое было закреплено письменным договором. Основные его положения заключаются в следующем: осетины от имени своего Реввоенсовета, Катханов от имени кабардинского народа (!) обязуются создать объединенный отряд из кабардинцев-мусульман и осетин - керменистов для борьбы с Даутоковым – Серебряковым и низложения власти Кабардинского национального Совета, так же абсолютного уничтожения врага. Тем временем в середине сентября 1918г. Таусултан Шакманов пытается договориться с князем Даутоковым - Серебряковым о прекращении им боевых операций, чтобы остановить его продвижение к Нальчику.

На это Серебряков отвечает ультимативным требованием к съезду народов Нальчикского округа принять его программу: восстановить порядок в Кабарде, отказаться от поддержки большевиков, провозгласить национальное правительство, вооружить всех кабардинцев, немедленно создать независимую армию Кабарды, для борьбы с большивиками, которые оккупируют территорию Кабарды. Беспокойство Шакманова вызывает и активность предателя Катханова по кабардино-осетинской границе, где в с. Каголкино формируется объединенный отряд. Таким образом, благородная идея нейтралитета расползалась по швам, не выдерживая проверки практикой. Три реальных политических лидера: Шакманов, Серебряков, Катханов изначально преследовавшие одинаковые цели из-за предательства Катханова и нерешительности Шакманова не смогли договориться. Лишь князь Серебряков остался верен принципам чести и освобождения собственной Родины. Он – единственный не перебежал на сторону врага и не пользовался помощью предателей.

Несомненно, Катханов был популярен, он действовал чужими руками, им руководила власть красных деспотов, хотя он позиционировал себя как хранителя традиций Отечества, но это был фарс… Он превращал православных в мусульман, желал учредить шариат под советским руководством. Катханов сформировал из кабардинцев-мусульман и осетин сильный отряд, вложив в руки бойцов важное идеологическое оружие – религию. Девиз его движения гласил: «Да здравствует Советская власть и шариат!». Между 22 и 24 сентября Катханов вступил в Нальчик, в результате чего состоялся коварный переворот. II Пятигорский съезд народов Терека под председательством С. Такоева подавляющим большинством голосов 4 марта принял резолюцию большевистской фракции о признании власти Совета Народных Комиссаров. 8 марта съезд в полном составе в сопровождении красногвардейских отрядов во главе с Георгием Цаголовым переехал из Пятигорска во Владикавказ, где продолжил свою работу. Был избран Терский областной Совет Народных Комиссаров во главе с Н. Буачидзе. В апреле 1918 года партия «Кермен» влилась в ряды террористической партии РКП(б). В условиях гражданской войны на Кавказе начались боевые события в районе Минераловодской группы городов.

Осенью 1918 года, в связи с захватом Кисловодска белогвардейцами генерала Шкуро, Советская власть в Пятигорске оказалась под угрозой ликвидации. По указанию С. Орджоникидзе, на помощь пятигорским большевикам был направлен многочисленный отряд красногвардейцев - керменистов под командованием Тавасиева Сосланбека. В это время произошел освободительный, антикоммунистический мятеж в Моздоке. В это же время белые войска пытались захватить станцию Прохладный. Выдающимся освободителем Кабарды был князь Заурбек Даутоков – Серебряков. Князь был известен своей жестокостью по отношению к предателям и большевикам с их подхалимами и приспешниками. Однако при этом считался благородным, честным, справедливым. По решению совместного заседания Реввоенсовета и ЦК окружной организации РКП(б) в Кабарду была послана полусотня всадников - карателей во главе с Георгием Цаголовым, которые уничтожали на своем пути все и вся, провозглашая на «мертвых территориях» свою власть. Сражение керменистов с отрядом Даутокова-Серебрякова началось 13 октября в 9 часов утра в окрестностях Аргудана. Князь Серебряков славился доблестью и мужеством. Всегда первым шел в бой. Он был известен еще во время Великой войны против Германии. Немцы боялись его! Однако сражение было проиграно. Был убит друг князя Даутокова – Серебрякова князь Анзоров. Однако князь Даутоков – Серебряков и многие другие герои Гражданской войны перешли в наступление на Кабардинском фронте.

Надо отметить, что князь Заурбек Даутоков-Серебряков любил дисциплину и порядок. Как бы не пытались коммунисты выставить его отряды – варварами и убийцами, таковыми они не являлись. Князь Даутоков-Серебряков был человеком крайне уверенным в себе и в своих отрядах. Не секрет, что большевики боялись его и его отрядов, как огня. Но это только потому, что князь не брал пленных и это правда. Однако и коренное население, не имеющее отношение к большевикам он никогда не смел трогать, как и его отряды. Для него народ Кабарды – истинно народ его Родины, его Сердца и Души – России. Чтобы освободить народы Кавказа Командование Белой Армии предприняло освободительное антибольшевистское наступление. Первую попытку наступления предпринял отряд под командованием князя Даутокова – Серебрякова, являвшегося одним из основателей, отцов контрреволюции в Кабарде. Крупномасштабное наступление предприняли белогвардейские отряды на Дигорское ущелье в начале мая 1919 года. Генерал Вадбольский способствовал своим авторитетом, честью, разумом и рациональностью в активизации местного населения против большевиков. Что было успешно выполнено. Части полковников Гутиева и Хабаева вели наступление со стороны Алагирского ущелья через перевал Кивон. Части кабардинских князей под командованием князя Заурбека Даутокова - Серебрякова наступали через перевал Лезгор, а главные силы, возглавляемые самим Вадбольским - устремились к входу в ущелье по реке Ираф.

Наступления были успешными по всем фронтам, большевики позорно бежали на территории Грузии и вглубь Черного Леса. Наступления были выиграны быстро. Белая Армия заняла Дигорское ущелье и прилегающие территории. Местные жители благодарили их за освобождение от красного террора. Несомненно, Белые отряды избавлялись от красных предателей – это очевидно и в годину гражданской, бедственной войны, которую разожгли большевики, это было нормой. Не сравнить расстрелы красных. Они уничтожали целые аулы, села, а в центральной России и того больше. Это была братоубийственная война! Белая Армия наступала на пятки большевикам: Дорофеев, Даутоков – Серебряков, Кирибаев и другие защищали освобожденную Кабарду от нападения керменистов. В это же время, освободившись от большевистского давления, на стороны освободительной Армии стали отряды Цонгоя Каражаева, Корная Хаджиомара, благословили Кавказскую Армию и князя Заурбека Даутокова Серебрякова почтеннейшие старейшины освобожденной Чиколы. В отличие от большевистской орды, которая учиняла массовые расстрелы невинных людей белогвардейцы, например Дорофеева, просили у местных жителей помощи в продуктах – сыре, меде. Местные помогали. Отряды князя Даутокова – Серебрякова не брали предателей в плен, этого никто и никогда не скрывал – это война с завоевателями, оккупантами. Однако красные террористы – большевики извращенно пытали и убивали пленных белогвардейцев.

Предварительно, как иуды, проникая из-за спины, они крали офицеров, и как пауки утаскивали их в свое логово. После пыток их собирали вместе и как, например, у «Чертова моста» скидывали белогвардейцев в пропасть! Во главе освобожденной Кабарды должен был стать ее главный герой, ее сын, ее освободитель – генерал князь Заурбек Даутоков-Серебряков. Монархисты предлагали занять ему Древний Престол Кабарды, демократы - занять пост Правителя Кабарды. На этом настаивали и Шкуро и Врангель. Однако все решил Верховный Главнокомандующий – Антон Деникин. Этот пост занял карьерист князь Бекович-Черкасский. Он в итоге, после смерти Даутокова - Серебрякова не смог остановить «красную орду».

Благодаря активности Серебрякова Пятигорск был окружен полукольцом белых отрядов Мистулова, Бичерахова, Кибирова, братьев Агоевых, Серебрякова, Шкуро. Поэтому долго большевистская власть в Нальчике не продержалась. Всего через две недели до Нальчика добрался князь Даутоков – Серебрякова и уже 7 октября Заурбек восстанавливает здесь власть Нальчикского Окружного и Кабардинского Национального Советов во главе с Таусултаном Шакмановым. Других вариантов пока применять было нельзя, вокруг слишком много волков, готовых напасть в любой момент, везде пиратство и разбойничество, красные нападают из-за спины. Однако князь немедленно приступил к наведению порядка, восстановлению дисциплины. Зачастую жестко, но того требовало военное время, он никогда не трогал невинных, уничтожая только приспешников большевистского ига.

Однако долго он задерживаться в Нальчике не мог. Не успев уйти из Нальчика, как в первых числах Ноября из Пятигорска выступила I Ударная Шариатская колонна советских бандитов 16 ноября красными вновь взят. Даутоков-Серебряков предпринял маневр – он соединился на Кубани с Добровольческой Армией Деникина. Чрезвычайный комиссар Терской республики Бетал Калмыков объявил террор против местного населения. В январе 1919 года Нальчикский округ был освобожден Добровольческой Армией, и оккупационный режим большевиков пал. Князь Даутоков-Серебряков, был одним из тех, кто первым вторгся в оккупационную Кабарду. Шкуро и Врангель хотят видеть его Правителем Кабарды, но Деникин отказывается и делает князя помощником Правителя.

В феврале-марте 1919 года Даутоков-Серебряков ведет бои с балкарскими большевиками в Черекском, Чегемском, Хуламо-Безенгийском ущельях, в апреле – против малокабардинских врагов в селениях Нижний и Верхний Курп. Вне закона были объявлены все политические противники Даутокова-Серебрякова. Не без воено-стратегического таланта князя Даутокова – Серебрякова действующие части Шариатской колонны отступили к Астрахани, а национальные полки остались на Тереке. Он участвовал в боях в феврале 1919 года в Малой Кабарде и под Владикавказом. Красной армии была полностью разбита.

В 1919 году в селе Ведено в Чечне священную войну Деникину объявил шейх Узун-Хаджи бывший когда-то сподвижником Шамиля. Шейх самопровозгласил себя главой Северо-Кавказского эмирства – независимой исламской монархии. В состав его правительства вошли с целью создания единого антиденикинского фронта большевики. В этом же году он предложил стать Серебрякову его правой рукой, перейти из Православия в ислам, перевести подвластные войска на сторону шейха, а взамен получить титул наследника эмира и унаследовать Северо-Кавказское эмирство. Видимо в скором времени князь Даутоков-Серебряков отклонил предложение, потому что Шейх выразил желание видеть голову князя Даутокова – Серебрякова. К этому времени князь Даутоков-Серебряков по приказу Деникина уходит из Кабарды и направляется к Царицыну. Где и погибает, как настоящий кабардинец – в бою. Это было провальное решение Деникина, только князь Серебряков мог остановить оккупацию Кабарды. Его честь, отвага, мужество, смелость, ум, опыт, решительность – вот чего не хватало правительству Кабарды в столь сложный момент ее истории и истории всей России.

"Консервативные слои кабардинцев объединились вокруг ротмистра Даутокова-Серебрякова, офицера русской службы, служившего во время германской войны в Кабардинском полку Туземной дивизии. По своим взглядам он был сторонником тесного единения с Россией, с предоставлением Кабарде неширокой местной автономии. Когда восстала против большевиков Терская область, Даутоков решил поднять восстание в Кабарде. Ввиду того, что местные большевики все более обращались в простых разбойников, терроризировавших и грабивших население, восстание Даутокова получило поддержку со всех сторон. После очищения от большевиков все полагали, что именно Даутоков будет назначен правителем. Однако у Даутокова было много врагов в штабе Главнокомандующего. Правителем Кабарды был назначен князь Бекович-Черкасский, ретроград и кабардинец только по названию".

Из воспоминаний генерала А.Г. Шкуро. Январь 1919 г.

"И тут же изящный - как серна, легкий, поворотливый, остроумный и находчивый Заурбек. Изящный даже в еде, изящный и в кутеже, никогда не теряющий себя и своего - ни личного, ни горского, ни офицерского достоинства, жгучий брюнет, с ястребиным носом - кабардинец Даутоков-Серебряков, с черными густыми усами "а ля Вильгельм", признаком личной гордости. В училище он "первый корнетист" и капельмейстер юнкерского хора трубачей. Отлично танцует лезгинку и декламирует армянские анекдоты с соответствующим акцентом. Он и литератор и вообще совершенно культурный человек. В 1919 году в районе Царицына, командуя Кабардинской конной дивизией в чине полковника, в конной атаке трагически погиб наш замечательный во всех отношениях Заурбек Серебряков, имея отроду 30 лет. Терское войско сделало ему торжественные похороны как национальному герою".

Из воспоминаний военного историка полковника Ф.И. Елисеева:

"...Легким скорым шагом посетительскую комнату пересекает юнкер, одетый в зимний мундир, в фуражке и при шашке... Он чуть выше среднего роста, очень стройный, с ярко выраженными чертами лица хищника кавказских горцев... Сомнений не было - это наш кавказец".

"В нашем большом номере гостиницы, у дверей неотступно стоит его личный ординарец-кабардинец, подхорунжий, с тремя Георгиевскими крестами. Он в полном вооружении, в папахе и молча лупает своими абрекскими глазами, не сводя их со своего кумира, Заурбека. Мы не так выпиваем, как неумолкно говорим порою, перебивая один другого от избытка дружеских чувств, неожиданно встретившись через семь лет после так приятных стен Оренбургского казачьего училища. Говорит, красочно рассказывает больше Заурбек. В одном месте он громко произнес два слова: "Я умру!" Это было произнесено, как слова "Ей богу".
- Зач-чем ти умрю-у?!. сначала я умрю-у, а потом ти-и! - вдруг мы слышим от двери рычание его ординарца, который, выпучив свои черные глаза, подскочил к самой груди Заурбека и, казалось, готов сейчас же убить всех, кто угрожает его вождю.
Заурбек быстро повернулся к нему и стал что-то говорить по-кабардински. Тот смотрит на Заурбека с полным непониманием, что-то ему доказывает, при этом, держа правую руку на рукоятке кинжала и готовый обнажить его в защиту того, с кем он ушел из Кабарды.
Я позавидовал подобной преданности ординарца-кабардинца своему вождю..."


Военный историк П. Стрелянов (отрывки из воспоминаний Ф.И. Елисеева).


4. Творчество Заурбека Даутокова

Заурбек Даутоков-Серебряков - "Кто ты,.. Я - КАБАРДА"

Могила князя Заурбека Даутокова - Серебрякова находится на Вольноаульском кладбище в Нальчике.

 
БалуДата: Воскресенье, 12.12.2010, 14:41 | Сообщение # 2
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 1
Статус: Offline
таких джигитов забыла кабарда и много других а жаль
 
АпсылманДата: Суббота, 03.12.2011, 18:10 | Сообщение # 3
Рядовой
Группа: Проверенные
Сообщений: 1
Статус: Offline
Интересно что согласно этой статье Заурбек вроде как "отказался" принимать ислам. По крайней мере так следует из слов "Видимо в скором времени князь Даутоков-Серебряков отклонил предложение", после чего вскоре погибает. Однако такая подтасовка характерна для тех, кто любит представлять историю на свой лад. Вот что мы читаем в другом месте: "Ровно в полночь Заурбек расстелил ковер, проделал необходимые омовения и стал на молитву...", "Великий Аллах! -молился Заурбек. - Если я не прав, дай мне погибнуть в первом бою, и тогда дело мое будет искуплено моею кровью.". "В правой руке Заурбек держал копье, на конце которого развевался значок с изображением полумесяца и звезды. - Итак, - сказал Заурбек, - во имя Бога! Йа-алла!". Ну и его стихотворение "Сон" окончательно ставит точку в этой попытке прикрыть правду
Я заснул... и в тревожном том сне
Дрожь и холод от ужаса шли по спине,
И средь образов странных увидел во тьме
Великана-громаду на дивном коне.
И спросил, лепеча, я со страхом тогда:
- Кто ты?

И услышал: - Кто я?.. - Кабарда...
Позабыв свои страхи, себя позабыв,
Страдая за родины счастье и честь
Я, с досадой, старался ему перечесть
Все, что слышал, и думал, что видел и знал.
Чем душой кабардинец так много страдал...

- Кабарда! Неужели? Этот рыцарь-джигит,
Эта слава Кавказа, его вольности щит -
Нет, не верю... И вновь прозвучало тогда:
- ...Я-Кабарда...

- Кабарда! Где ж твоя жизнь лучезарная,
Верность в любви, в мести коварная.
Слава джигитов нетленная,
Где старина та священная?

Где твои песни тягучие,
Где твои слезы горючие,
Где твои бурные радости
В мощных сынах вольной младости?

Где твои тучные нивы?
Где скакуны длинногривые,
Где твои быстрые реки,
Где твоя удаль - абреки?

Где наша мудрая чинность,
Где кабардинца повинность:
Гостю и старшим почет?
Где еще хабзэ живет?

Где наши речи кунацкие,
Где отношения братские,
Где так звучавшее часто:
Мыр зи ди шуугх паста?

Разве навеки кануло,
Что в твоем сердце уснуло?
Разве расстаться не жаль
С мудро-прекрасным ажаль?

Разве ты можешь спокойно
Носить свое имя достойно -
Не сознавая вины,
Не признаешь старины?

...И сурово в ответ прозвучало,
И вошло в сердце больно то жало,
И забилось оно, трепетало,
Ог восторга чуть-чуть биться стало:

- Малодушный саби, ты разве забыл,
Чем всегда правоверный наш жил?
Ты забыл, что в борьбе за свой край
В небесах уготован борцам светлый рай?

Так запомни же вещее слово,
Для джигитов оно ведь не ново:
Благословеньем для каждого брата
Пусть будут святые слова газавата.

Доколе священное ля-иль-ляха-иль Аллах, -
зеленое знамя с луной,
Дотоле не будет и места для страха
В сердцах всех вступающих в бой...
 
adygaabaza.ru | Форум » Библиотека » Книги » Князь Заурбек Асланбекович Даутоков-Серебряков
Страница 1 из 11
Поиск: