Вторник, 22.08.2017, 17:41 RSS

Главная

Музыка и Видео Галерея Статьи Блог Ссылки Форум Почта Контакты Регистрация Вход
Къеблагъэ Хьэщlэ
Новое! Создайте себе почту @adygaabaza.ru подробнее...
Новое! Адыгская Википедия перейти...
Статьи
Главная » Статьи » Личности

Султан Хан-Гирей (1808-1841)

Современник Ш. Ногмова Хан-Гирей также внес значительный вклад в культуру адыгов. 

Человек удивительной судьбы, разносторонних знаний и интересов, наделенный одновременно блестящими способностями военачальника, историка и писателя, он прожил короткую, но творчески плодотворную жизнь. За непродолжительное время он сделал столько, что навеки обессмертил свое имя. Он оставил бесценное наследие, являющееся подлинной энциклопедией общественно-политической и духовной жизни адыгского парода в прошлом, имеющее непреходящее познавательное и эстетическое значение. 

Хан-Гирей заложил основы адыгской исторической науки и художественной литературы, был одним из первых этнографов, фольклористов, искусствоведов, создателей азбуки родного языка, проектов по «гражданскому устройству» своего народа. И дело здесь не только в широте творческого диапазона этой незаурядной личности, но и в постоянно ощущаемых в его делах, поступках, созданных произведениях обостренном чувстве гражданского долга, любви и преданности отечеству, озабоченности его настоящим и будущим, неиссякаемом стремлении вопреки неблагоприятным обстоятельствам принести ему как можно больше пользы в ту сложную переломную эпоху, в которой ему выпало жить и творить. 

Закончив в Петербурге кадетский корпус и прослужив в различных офицерских чинах, Хан-Гирей в 29-летнем возрасте вступил в должность командира Кавказско-горского полуэскадрона. Вскоре был переведен в чин полковника с присвоением придворного звания флигель-адъютанта. Он был вхож в известные столичные салоны Н. И. Греча и Карамзиных, где встречался с выдающимися представителями русской науки, искусства и литературы. В числе их постоянных посетителей были А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, В. А. Жуковский, поэт и критик П. А. Вяземский, известные профессора Петербургского университета А. А. Плетнев и И. П. Шульгин, издатель «Энциклопедического лексикона» А. А. Плюшар. Здесь, в столице, Хан-Гирей снискал себе славу черкесского Карамзина. Сочинения Хан-Гирея публиковались в известных периодических изданиях Петербурга, Москвы и Кавказа, привлекая пристальное внимание кавказоведов в России и за рубежом. Они были использованы в работах русского ученого В.С. Миллера и англичанина Дж. Белла, а «Черкесские предания» были переведены на немецкий язык. Наследие Хан-Гирея - ценнейший и незаменимый источник и для современных историков, изучающих общественно-политический строй, быт и культуру адыгов в прошлом.Хан-Гирею принадлежат следующие произведения:

  1. Историко-этнографическое сочинение «Записки о Черкесии». Завершены в 1836 г., в дооктябрьский период оставались в рукописи.
  2. Повесть «Черкесские предания» (Русский вестник. 1841. Т. 2).
  3. Нравоописательный очерк «Вера, нравы, обычаи, образ жизни черкесов» (Там же. 1842. Т. 5.).
  4. Повесть «Князь Канбулат» (Там же. 1844. № 10-11).
  5. Повесть «Наезд Кунчука» (Кавказ. 1846; перепеча тана в «Русском инвалиде», 1846 г:, в сборнике газеты «Кавказ» за II полугодие 1846 г., в журнале «На Кавказе». 1909, т. 1).
  6. Мифология черкесских народов - отрывок из очерка «Вера, нравы, обычаи, образ жизни черкесов» (Кавказ, ; 1846; перепечатан в сборнике газеты «Кавказ» за II полугодие 1846 г.).
  7. Нравоописательно-биографический очерк «Бесльний Абат» (Кавказ. 1847. № 42-48; перепечатан в сборнике! газеты «Кавказ» за II полугодие 1847 г.).
  8. То же «Князь Пшьской Аходягоко» (Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. 1893. № 17).

Немногие из них увидели свет при жизни автора, скончавшегося в возрасте 34 лет. Лишь два из них - «Черкесские предания» и «Вера, нравы, обычаи и образ жизни черкесов» - успел он опубликовать, остальные изданы посмертно, а «Записки о Черкесии», как уже отмечалось, так и остались в рукописи и были изданы лишь в наше время. Вместе с тем остаются неразысканными еще две рукописи: «Древние черкесские песни и сказания» и «Адыги (черкесы) и все близкие с ними племена».

Мировоззрение Хан-Гирея формировалось под воздействием либерального крыла русского просветительстза конца XVIII - начала XIX в. Обращаясь к показу общественного быта и строя адыгского общества, Хан-Гирей вскрывал антинародную и антигуманную сущность господствующей феодальной верхушки, показывал тяжелое бесправное положение низов и как результат общественного неравенства и сословных противоречий - антифеодальные крестьянские волнения. Осуждая нравы господствующего класса, его идеологию, он сочувствовал простому народу, задумывался над вопросами улучшения его положения. Но при всём этом он не отрицал гегемонии класса феодалов и осуждал крепостничество не столько с социальных, сколько с нравственно-этических позиций. 

Как и ранние русские просветители, он считал господствующий класс «опорой отечества» и отсюда предъявлял к нему высокие нравственные требования. В действиях же адыгской знати он осуждал беззастенчивую эксплуатацию трудовых масс, произвол и насилие, методы борьбы за классовые интересы. Всё это не укладывалось в рамки его идеальных представлений о дворянине, его чести, достоинстве и обязанностях. Безнравственное поведение и поступки верхов адыгского общества объяснялись им их невежеством и бескультурьем, а произвол - существующими стихийно действующими правопорядками, отсутствием государственных законов. Отсюда Хан-Гирей приходил к выводу о необходимости широкого распространения просвещения и образования, введения письменно закрепленных государственным законодательством порядков, предусматривающих ограничение власти господствующего класса, упорядочение сословных отношений, защиту крестьянских масс от произ-пола и насилия феодалов.

Надежды на общественные преобразования Хан-Гирей первоначально связывал, как и ранние русские просветители, с «просвещенным монархом». С этой идеей была связана и вера в возможность претворения в жизнь предлагаемых им правительству проектов по преобразованию общественного быта адыгов. Но безрезультатность этих ожиданий, нежелание царизма привлечь горцев на свою сторону мирными, просветительскими средствами и, наоборот, ужесточение репрессивных акций против родного народа привели его в последние годы жизни к разочарованию в прежних романтических иллюзиях. К этому же времени Хан-Гирей в оценке феодальных отношений уже высказывал идеи, близкие установкам радикального просветительства, отрицавшего феодально-крепостническую систему в целом.Хан-Гирей, лично познав всю благость, просвещения, противопоставлял господствовавшим феодально-клерикальным традициям, тормозившим прогрессивное развитие его народа, ориентацию на европейский общественный уклад и культуру. Но наряду с этим он утверждал национальное достоинство отечественной культуры, своим личным примером способствовал упрочению ее самобытного характера, призывал к сохранению и развитию лучших традиций национального быта и духовной культуры.

Убежденно и последовательно выступал он за единение с Россией, в которой видел единственное государство, способное обеспечить его народу безопасность и прогресс. Но вера в просветительскую миссию России приходит в противоречие с тем, что он наблюдает в реальной действительности - с жесточайшей колониальной политикой царизма на Кавказе. Он одним из первых почувствовал трагический исход Кавказской войны для своего народа. Участник многих войн, ведшихся Россией за рубежом (русско-персидская, русско-турецкая, Польша), Хан-Гирей не принимал участия в военных событиях на Кавказе. В начале своей службы при дворе он, вдохновляясь верой в гуманизм и справедливость царя по отношению к адыгам, разрабатывал проекты по усовершенствованию их общественного строя и быта. Однако они остаются без внимания со стороны царя, а происходящие события все более убеждают его, что царь преследует захватнические цели. В этом он окончательно убеждается, когда был послан на Кавказ для агитации горцев в пользу царя. Ультимативный характер требований русского самодержца - безоговорочно подчиниться его власти, угрозы силой сломить сопротивление сами условия устанавливаемого режима - Хан-Гирей не разделял и, по словам сопровождавшего его от военной министерства П. А. Вревского, «побуждаемый благородно любовью к единоверцам, изыскивал надежнейшие средства к прочному устройству родного края». Недовольный миссией Хан-Гирея, царь, по его возвращении в Петербург,, вынудил его уйти в отставку. Несколько лет спустя Хан-Гирей умер.

Литературно-художественное творчество Хан-Гирея опирается, с одной стороны, на родной фольклор, когда он использует его сюжеты, классовые и социальные мотивы, демократические и гуманистические идеи, поэтику; с другой- на прогрессивные идеи и художественные традиции русской литературы, особенно на опыт романтической школы и ее выдающихся представителей - А. С. Пушкина и А. А. Бестужева-Марлинского. 

Произведения Хан-Гирея разделяются на две группы:
1) обращенные к отдаленному историческому прошлому и основанные на народных легендах и преданиях,
2) обращенные к недавнему прошлому и приближенные к современности, основанные на документированных источниках.
Но такое деление покажется условным, если иметь в виду насыщенность произведений и второй группы историческими экскурсами и реалиями. В то же время в произведениях обеих групп чрезвычайно сильны нравоописательные элементы, что было, наряду с интересом к историческому прошлому, характерно для литературного процесса пушкинской поры.В произведениях первой группы объектом изображения становятся знаменательные исторические события, героические деятели прошлого, политическое положение адыгов, своеобразие их национального быта, духовной культуры. К минувшему Хан-Гирей обращается не ради созерцательного любования стариной, а во имя настоящего и будущего народа, во имя мечты видеть его процветающим и благоденствующим. 

Патриотический пафос его произведений преследует агитационно-политические цели: в период надвигающейся экспансии русского самодержавия он стремится показать адыгов сильными и независимыми, не терпевшими в прошлом каких-либо посягательств на свою свободу, отличавшимися несокрушимостью, изысканными рыцарскими обычаями, игравшими видную роль в военной и духовной жизни Кавказа. Тем самым он стремится, с одной стороны, пробудить национальное самосознание и гордость народа, с другой - вызвать интерес и уважение к истории и духовной культуре своего народа, поднять его авторитет и утвердить право на самобытность.В произведениях первой группы Хан-Гирей, как и III. Б. Ногмов, отталкивался от фольклора. Однако если последний использовал народные предания для воссоздания сколько-нибудь стройной исторической хроники народа, осмысления его исторического пути и в соответствии с жанром своего сочинения вносил в него незначительные художественные элементы, то Хан-Гирей фольклорный сюжет беллетризует свободно и, таким образом, превращает его в авторское художественное произведение. Отбор фольклорных источников при этом происходил в соответствии с эстетикой романтизма, т. е. по необычности обстоятельств и действующих героев. Ориентируясь на эстетику и поэтику романтиков, Хан-Гирей использовал их принципы обработки фольклорных источников, их литературные приемы повествования, создания образов. 

Однако это не было утилитарным следованием готовому образцу: творческая индивидуальность Хан-Гирея, набирая силу, приобретала самостоятельность как в характере освоения. фольклорного сюжета, так и в воспроизведении национального быта и психологии народа.Наиболее значительным произведением, навеянным фольклором, явилась повесть «Черкесские предания». Ее фабула проста и бесхитростна, но захватывает драматизмом событий, необычайной эмоциональностью чувств и переживаний героев. Народная легенда разрастается в широкое историческое полотно, иллюстрирующее положение адыгов во время нашествия на их землю крымского хана, и в частности борьбу жанинского племени против насилия и гнёта крымцев, борьбу неравную и жестокую, закончившуюся почти полным уничтожением этого некогда могущественного племени. Личные судьбы героев тесно переплетены с этими драматическими событиями в жизни народа. Главной темой становится тема родины, я разделение героев происходит по готовности к самопожертвованию в интересах отечества. Из всех положительных качеств человека Хан-Гирей первостепенным считает патриотизм. Он создает величественные образы, преисполненные стремления пожертвовать собственным благополучием, личным счастьем и жизнью во имя свободы и независимости отечества. Это князь-старшина, не забывающий и у смертного порога об опасности, угрожающей со стороны крымских поработителей, и его необычайно волевая и мужественная дочь, единственная наследница, взявшая на себя организацию борьбы с иноземными захватчиками, и отважный и благородный Джембулат.В образе Джембулата Хан-Гирей воплощает свой нравственно-этический идеал. Своим благородством, мужеством и стойкостью в различных жизненных ситуациях, преданностью интересам родины, высоким пониманием воинского долга он возвышается монументом над своим сословиям, напоминая ему, каким должен быть дворянин.

Олицетворением злого начала и феодального предательства является антипод Джембулата, его соперник Кайлы. В противовес Джембулату, совершенно чуждому «презрительного достояния ничтожной знати - гордости», Канлы и лишен и тени скромности, почитавшейся у адыгов, по словам Хан-Гирея, «одним, из первейших достоинств мужчины и воина». Для него нет ничего святого: «измена, притворство, обман были орудиями страшного витязя». Для Канлы превыше всего в жизни личные цели и выгоды, во имя их достижения он готов принести в жертву самое святое - интересы родины.

В «Черкесских преданиях» четко вырисовываются социальные позиции писателя, его отношение к правящей феодальной верхушке, простому народу. Причину участившихся нашествий крымских полчищ Хан-Гирей видит в отсутствии единства и согласия между князьями, которые в соперничестве и в борьбе друг с другом предают интересы своего отечества.

В противовес князьям и дворянам, предавшим интересы родины, на борьбу с крымцами организованно поднимается сам народ, предводительствуемый народными старшинами. Именно простые жанинцы полны непоколебимой решимости вести борьбу за родную землю, за независимость отечества. Князья в изображении Хан-Гирея завистливы, коварны, лицемерны, истинную свою суть они скрывают под личиной рыцарского этикета. Так же изображены и дворяне, с завистью взирающие на власть князей и столь же мало помышляющие о судьбе племени.«Черкесские предания» но структуре повествования - типичное романтическое произведение, стилистически сближающееся с романтическими поэмами А. С. Пушкина и повестями А. А. Бестужева-Марлинского о горцах и черкесах. Здесь налицо запутанная сложная композиция, сочетающаяся с напряженной интригой, полной неожиданных и таинственных событий, эмоционально окрашенные обстоятельства и характеры, контрастное изображение и противопоставление героев, превращение положительных героев в идеальных (князь-старшина, княжна, Джембулат) и, наоборот, усиление отталкивающих свойств отрицательных героев до уровня злодеев (Канлы, Тембулат, дворяне). Эти элементы романтического стиля связаны с идейно-этической стороной повести.К своеобразию повествовательной манеры Хан-Гирея следует отнести и многочисленные авторские отступления от сюжетной линии, цель которых - ознакомить читателя с различными обычаями, религией, духовной культурой, нравственно-этическими устоями народа. Среди описываемых традиционных обычаев значительный интерес представляют свадебные и похоронные ритуалы, воспроизведенные поэтапно и в деталях.

Останавливается Хан-Гирей и на различных предрассудках, давая им также подробную характеристику и указывая на вред, наносимый благосостоянию народа. «Природа дала черкесам более, нежели другим народам полудиким, умственных способностей,- замечает он,- но суеверие затемняет их рассудок, предрассудок сковывает их способности пагубными цепями грубого невежества».

Интересны сведения и о древней языческой вере адыгов, остатки которой еще сохранились в их быте, хотя интенсивно вытеснялись исламом. При этом он не ограничивается простым перечислением языческих поверий, но и объясняет; историю их происхождения, прослеживает связи древней; религии адыгов с языческой религией других народов.Чрезвычайно интересен и обзор устно-поэтического творчества адыгов, о котором он говорит с большим подъемом и вдохновением. Восхищаясь поэтическим талантом народа, он горд сознанием, что его величавые творения не уступают лучшим образцам европейского поэтического искусства. «Читая знаменитую песню о полку Игоря и зная многие отрывки лучших древних песен черкесов,- восторженно заключает он,- я не знаю, кому более удивляться славянину или черкесским певцам. Признаюсь, в произведениях черкесских нахожу больше поэзии, больше силы, если бы я мог передать на русский язык их поэзию, их силу, то осмелился бы утверждать за последними их превосходство во всех отношениях. Не думаю, что и песни Тассс имели столь могущественные последствия для Италии, говоря сравнительно, как старинные песни черкесов на самое позднее их потомство».

К истинной поэзии Хан-Гирей относит «те высокие песни черкесов, где сохранились идеи о защите слабых уважение ко всему высокому и прекрасному и к самом себе, мысли о том, что потомство скажет,- словом, все благородные порывы души возвышенной».Хан-Гирей представляет фольклор адыгов во всем его богатстве и многообразии: тут и многочисленные разновидности песенного творчества (исторические, жизнеописательные, колыбельные, плясовые, наезднические, религиозные, обрядовые, песни-плачи) и народные предания. Притом он не только перечисляет разновидности фольклорного арсенала, но и стремится определить время возникновении и историческую основу того или иного произведения, разобраться в структуре его построения, особенностях стихосложения, гармоническом строе музыкального сопровождения.В основе повести «Князь Канбулат» - литературная обработка широко известного у адыгов предания о вражде двух братьев - князей хегатского племени Атвонуко и Кпнбулата. И в этой небольшой по объему повести Хан-Гирей приводит ценные историко-этнографические сведения об адыгах. В частности, большой интерес представляет широко бытовавший у адыгов обычай покровительства, обязывавший взявшего на себя защиту гонимого следовать длинному слову во что бы то ни стало. Этому обычаю адыги следовали неукоснительно, ибо его нарушение вело к бесчестью.

Для адыга также превыше всего честь, она свято им оберегается. Одно лишь слово, даже намек на неблаговидность поступка, противоречащего понятиям чести, способны его остановить и образумить. Не менее важным критерием нравственности является и воинская доблесть.И в этой повести писатель следует романтической поэтике. Используя фольклорный сюжет, Хан-Гирей создает и повести напряженную интригу и драматические ситуации, наделяет персонажей сильными характерами, заставляет их переживать бурную страсть. И здесь стремление к монументальности образа, которое является характерной приметой романтического письма, ограничивает автора в раскрытии внутреннего мира героя во всей его сложности и противоречивости. В отличие от «Черкесских преданий», от той повести веет архаикой ее фольклорной первоосновы: он стремится сохранить повествовательный стиль предания и не прибегает к развернутым диалогам и монологам, портретным характеристикам и картинам природы.В повести «Наезд Кунчука» использовано предание, пронизанное с турецкой экспансией против адыгов, особенно усилившейся со времени основания этим иноземным насильником важных стратегических пунктов на их землях - крепостей Анапа и Азов. В ней повествуется о трагических событиях, разыгравшихся на крутом мысе вверх по течению Кубани, названном в честь павшего здесь отважного наездника Кунчуковым спуском. Обращаясь к героическим страницам исторического прошлого адыгов, Хан-Гирей рассказывает о подвиге Кунчука, его смелом набеге на Азов с целью освобождения своей невесты, похищенной азовским пашой, их преследовании и гибели в бурлящих водах Кубани, в которую они бросились с высокого мыса, предпочтя смерть пленению.

В этой повести Хан-Гирей свободно обращается с на родной легендой, используя лишь ее фабулу. Он драматизирует повествование, вводит диалоги, перестраивает композицию, оживляет схематически обрисованные в легенде образы. В этом небольшом по объему произведении Хан- Гирей создает зримые образы действующих лиц: безудержно храброго и предприимчивого Кунчука, преданной ему; невесты красавицы Гюль, разделившей с любимым смерть, вероломного азовского паши, черкеса-предателя способствовавшего похищению Гюль, зловещего наездника предсказавшего поражение Кунчука. В повествование вводятся картины адыгского быта, частности столь специфичного для них наездничества. колорит описанию придают рассуждения автора о том, каким этот обычай существовал в прошлом и во что он вылился в последующем. В. старину наездничество служило школой воспитания необходимых качеств для воина - защитника племени. Но со временем оно принимало характер грабежа и разбоя, внося вместе с добычей на родину пламя междоусобий и кровавого мщения. Хан-Гирей, восторгаясь отвагой и высокими нравственными принципами древних адыгов, с тревогой следит за тем, какой уродливый характер приобретает обычай предков в его время. «Наездничество прежних черкесов в наше время превратилось в разбойничество,- констатирует он.- А между этими видами огромная нравственная разница. Наездничество покраснело бы от мысли уворовать у соседа лошадь, изменить своему слову, его цель - слава, отвага, я теперешнее разбойничество, как развратница, не знает и тени стыда его цель - корысть».

Интересны также упомянутые здесь различные образцы песенного творчества адыгов, которые приводятся авто ром в прозаическом изложении.В художественную ткань повести вплетены картины природы, подчеркивающие трагизм происходящих событий изобразительные средства устного народного творчества - сравнения, пословицы, поговорки.

Вторую группу произведений писателя составляют нравоописательно-биографические очерки под заголовком «Биографии знаменитых черкесов и очерки черкесски) нравов». Это «Бесльний Абат» и «Князь Пшьской Аходягоко». Объектами изображения здесь становятся конкретные исторические лица, лично известные автору,- старшие его современники - выдающиеся предводители, игравшие главенствующую роль в общественно-политической жизни народа. В этих произведениях романтизм писателя перерастает в реализм. Реалистическая эстетика проявляется в переходе от абстрактных романтических героев к реальным персонажам, в возросшем интересе к социальным проблемам, стремлении реалистическими средствами изображать личность и окружающую ее действительность, объяснять поведение людей и конфликты между ними социально-экономическими факторами.

Биографический метод писателя основывается на принципах и приемах, выработанных Плутархом, автором широко известных в кругах русской интеллигенции первой половины XIX в. «Сравнительных жизнеописаний». Подобно древнегреческому моралисту, искусно создававшему целостный и выпуклый образ мозаикой мелких штрихов, «проявлений души», Хан-Гирей описывает не жизненный путь героя, а отдельные эпизоды его биографии, поступки и тех или иных жизненных ситуациях, через которые ярче всего могли проявиться черты его личности. Вместе с тем чти герои интересуют его не только как индивиды: прежде всего они служат объектом показа национальных нравов, образа жизни. Отсюда, в отличие от Плутарха, в общем-то беспристрастного к истории, Хан-Гирей, раскрывая характер героя, столь же существенное внимание уделяет историческому фону, показу общественно-политического строя, своеобразия национального быта адыгов. Следуя же Плутарху, Хан-Гирей придает своему повествованию занимательный характер, достигая подлинного драматизма, пронизывает свой рассказ нравоучительными рассуждениями, четко проявляет авторское отношение к изображаемым событиям и персонажам.

В очерке «Бесльний Абат» Хан-Гирей повествует о деятельности предводителя с таким именем, знакомит с историей шапсугского племени. Историческим фоном действия являются внутриплеменные распри, связанные с борьбой шапсугских крестьян против произвола и насилия знати. Анализируя события 1792-1796 гг., Хан-Гирей приходит к выводу, что волнения крестьян были «неизбежным завершением исподволь зревшего у народа недовольства». Восхищаясь Бесльнием, его проницательностью и дерзновенным умом, неуёмной жаждой деятельности, Хан-Гирей утверждает, что его незаурядные способности общественного деятеля, ум, патриотизм не могут служить благу отечества при существующих у адыгов правопорядках, где нет писаных государственных законов. Поэтому такие энергичные, как Бесльний, личности, могущие в образованном обществе играть роль государственных деятелей, гибнут в мелких интригах, в междоусобной борьбе. В то же время Хан-Гирей осуждает Бесльния как крепостника. Он не ограничивается осуждением феодальных; замашек только Бесльния, критически относится и к его окружению. Однако разоблачая знать, Хан-Гирей не преследует цели ее ниспровержения, а говорит лишь о необходим мости его нравственного перерождения, которое должна» осуществиться, как он думает, путем просвещения. Объясняя внутренние неурядицы классовыми противоречиями,] шаткостью народных обычаев, Хан-Гирей приходит к выводу о необходимости введения государственных законов, которые ограничили бы власть феодального класса, облегчил бы положение трудовых масс.В очерке «Князь Пшьской Аходягоко» жизнеописание этого предводителя бжедугского племени также ведется и широком историческом фоне. И здесь внимание сосредоточено на внутрисословных противоречиях, возникающие вследствие усиления гнета. Причину их Хан-Гирей видит в неограниченном произволе князей и дворян, обусловленном шаткостью существующих у адыгов традиционный правовых норм. Однако волнения бжедугских крестьян 1826 г. Хан-Гирей объясняет не только социально-экономическими факторами, но и происками турецких агентов. И здесь почтительное отношение к Аходягоко, проявляющему, государственный ум, сочетается с критической оценкой его личности и поступков как феодала. Автор не оправдывает его методов борьбы с народом, когда тот использует подкуп, угрозы, обман, проявляет вероломство.

Питая горячую любовь к родине и соотечественникам, уважая национальные традиции, Хан-Гирей в то же время призывает к борьбе с несовместимыми в новое врем? представлениями и обычаями, ратует за приобщение народа к образованию. В очерке «Вера, нравы, обычаи, образа жизни черкесов», выражая свое отношение к религии, при ходит к выводу, что суеверность мусульманского духовенства привела к усилению многих предрассудков, опутавших народ, а аскетическая мораль магометанства - к забвению замечательных народных традиций. Религиозны верования и предрассудки Хан-Гирей объясняет «полудиким состоянием горцев», отсутствием у них образования просвещения, причину же забвения древних традиций, частности уменьшения больших народных празднеств, он объясняет не только религиозным фанатизмом, но и политическим состоянием адыгов. И здесь писатель обращает понимание не только на разорительные междоусобные войны, но и на тяжелые последствия военных действий царского правительства. Правда, говорит он об этом по вполне понятным причинам в завуалированной форме.В очерке рассматриваются различные традиционные нормы быта адыгов. Большой интерес представляет, в частности, характеризуемая им система аталычества, которую он считает «вредным для народной нравственности обыкновением». «Вот источник вражды,- замечает он,- раздирающий семейства высшего класса в Черкесии, и начало междоусобий, поглощающих счастье тысяч народа и том крае». Подлежащим искоренению он считает и обычай похищения девушек. «Легко себе представить, - пишет он,- какие последствия должны иметь для супругов столь бесчеловечное обыкновение и противное здравому рассудку супружество». Характеризуя образ жизни феодального класса, Хан-Гирей с горечью констатирует, что его представители считают «неприличными их достоинству упражнения в науках, доставляющих средство познавать страну, по которой живем, обычаи, нравы, и, наконец, самую природу». Занятые праздным времяпровождением или наездничеством, они не только сами отрываются от производительного труда, но и подают дурной пример простому пароду. 

Неувядаемую славу Хан-Гирей снискал себе и историко-этнографическим сочинением «Записки о Черкессии», в котором привел обширные сведения по вопросам происхождения адыгов, их племенном и численном составе, территориальном расположении, социально-экономическом гтрое и политическом положении, семейном и общественном быте, материальной и духовной культуре. В этом сочинении Хан-Гирей сосредоточил этнографическое описание тяжких многочисленных тем, как занятия адыгов, их жили-П1я, одежда, пища, вооружение, свадебный и похоронный обряды, рождение и воспитание ребенка, празднества, танцы, игры, спортивные упражнения, содержание раненого и т. д., в собственной классификации привел образцы устно-поэтического творчества, дал пример нотной записи Народных мелодий. Вместе с тем дело не только в огромной массе сосредоточенного здесь фактического материала, По и в глубоком проникновении в него, в его научном осмыслении, при этом в принципах историзма, в способности к глубокому социальному анализу, умении увидеть за внешними факторами подлинную сущность явлений.В «Записках о Черкесии» Хан-Гирей впервые четко охарактеризовал общественный строй адыгов как феодальный, показал его специфику, обострение классового антагонизма и развитие классовой борьбы в конце XVIII - начале XIX в. Как и в других произведениях, он показал нелицеприятную картину феодального быта, изобразив представителей своего класса жестокими и коварными в борьбе за утверждение своей власти, беспощадной эксплуатации крепостных крестьян. В «Записках о Черкесии» Хан-Гирей также выступил убежденным сторонником единения с Россией, высказал неприязненное отношение к Турции.Замечательным свойством Хан-Гирея – историка является объективное отношение к традиционному национальному быту: он не скрывает его консервативных сторон, наоборот, выделяет их, высказывает свое, критическое отношение к ним.

И, наконец, Хан-Гирей не только показывает экономическое состояние адыгов, но и предлагает конкретные меры по повышению уровня их хозяйственной жизни. Знакомясь с «Записками о Черкесии», удивляешься его глубоким познаниям исторического прошлого народа, его духовной и материальной культуры, различных отраслей народного хозяйства, пониманию способов их интенсивного развития. Это удивление возрастает и от сознания того факта что автору к концу создания этого труда исполнилось лишь 27 лет.

Хан-Гирей - знаменательная фигура в истории общественной мысли и культуры адыгского народа, яркое олицетворение творческой одаренности народа, всего лучшего и прекрасного, что накоплено им в духовной сфере на протяжении веков. Разносторонние знания, могучую силу самобытного таланта он отдал служению отечеству. Творчество Хан-Гирея замечательно своим патриотизмом, гуманизмом, демократическими идеями. Оно неразрывно связано с судьбами родного ему народа, преисполнено желания активного участия во всем, что касается его настоящего и будущего, пронизано поисками правды и справедливости путей улучшения жизни народа. Он не только создал широкую панораму общественного строя и быта адыгов, но и стремился понять закономерности их социально-исторического развития; он не только отрицал отживающее, консервативное, но и провозглашал высокие нравственные идеалы, к которым должен стремиться человек. Творчество Хан-Гирея - яркий пример гражданского мужества в борьбе за самоутверждение адыгов в жестоких условиях царского колониального режима, за их прогрессивное раз-питие на основе единения достижений национальной культуры с русским, европейским опытом. Уникальность облики Хан-Гирея состояла в том, что при всех сложностях его творческого пути его жизненная программа оставалась высоконравственной и граждански активной. Творчество Хан-Гирея в значительной степени определило характер адыгской дооктябрьской литературы, заложив в фундамент ее развития принципы народности и гражданственности, идею долга литературы перед народом. Наследие Хан-Гирея, воскрешая перед нашим современником мир напряженной социально-политической и духовной жизни адыгов, пробуждает интерес к их историческому прошлому, учит любить и ценить культуру родного народа. И в этом суть его удивительного жизненного подвига, который навсегда вписан в историю и культуру адыгов.

Категория: Личности | Добавил: CultureAdmin (06.11.2012)
Просмотров: 3714 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 2
2  
happy

1  
Большое спасибо автору публикации. Редкое в наши дни явление, когда публикуемый материал не только научно осмыслен и обоснован, но и пропущен через сердце. Это, пожалуй, роднит автора с описываемой личностью Хан-Гирея, который писал свои произведения именно в таком стиле. Хан-Гирей безусловно фигура трагическая, в этом ее и слабость и очарование. Научится быть прагматиком и при этом оставаться человеком с живой душой - эта задача как была, так и остается почти недостижимой во все времена, и нынешние не исключение. Я уверен, что ее решение не возможно без специальной научной и если угодно духовной подготовки. А это, в свою очередь, возможно только при живом общении. Был бы рад, если бы администрация сайта взяла на себя организацию своего рода "круглого стола" в "рыцарском формате", когда участники могли бы общаться с открытыми лицами. Со своей стороны я сам готов помочь развитию такого проекта по мере моих сил и возможностей и как черкес и как ученый. Если найдутся единомышленники, то на страницах сайта или "вживую" в Москве я в вашем распоряжении. При желании посмотрите мои статьи по национальной проблематике и другим, возможно интересным темам по этой ссылке http://azamat2204.livejournal.com/

Имя *:
Email *:
Код *:
Случайное фото
Топ статей
Темы форума
Теги
флаг черкесия адыгэ обычаи традиции Султан Ураган Хажироков Сосруко мучные блюда блюда из мяса и птицы супы Заур Тутов личности адыгэш Аслан Дудар Маремуков Кабарда дэмыгъэ тамга Черкесский флаг Псейтук Хацаев Магомед Дзыбов Дзыбов дахэ кабардинская лошадь культура кухня Нахушев Жъыу Нартский эпос кардангушев зарамук черим уэрэдыжь адыги Аслан Готов Оштэн адыгский юмор Аков Мухарбек Акъ Мухъэрбэч кунижев хаждал Азамат Биштов Биштов черкес Бэрэтэрэ Хьабидэт Пшихачев Мухажир ПщыхьэщIэ Мухьэжыр шалов хусен къуныжь хьэждал Ансамбль Синд

На сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика
$
Друзья