Top left design element Top right design element
Главная Музыка и Видео Галерея Статьи Блог Ссылки Форум Почта Контакты Регистрация Вход
Главная » Статьи » Личности

Султан Адыль-Гирей (1819-1876)

Султан Адыль-Гирей - младший брат Хан-Гирея, видный общественно-политический деятель, историк и писатель,- также сделал блестящую карьеру: служил в Кавказско-горском полуэскадроне, был командиром Кавказского конногорского дивизиона, затем Кубанского казачьего дивизиона, расположенного в Варшаве, и комендантом города, состоял в Петербурге при свите Александра Второго. Незадолго до смерти произведен в генералы. 

Адыль-Гирей - автор нескольких рассказов и этюдов: «Об отношении крестьян к владельцам у черкесов» (Кавказ. 1846. 2 марта), «Сулейман-эфенди» (Там же. 21 декабря), «Жена черкеса» (Там же. 1847- 15 марта), «Рассказ аварца» (На Кавказе. 1909. Т. 2. Вып. 5), исторических очерков «Поход в 1845 г. в Дарго» (Военный сборник. 1859. № 5), «Обзор последних событий на Кавказе» (Там же. № 10), «Очерк горских народов правого крыла Кавказской линии» (Там же. 1860. Т. 11. № 1).В основе произведений Адыль-Гирея лежат подлинные события из истории Кавказской войны или факты из обыденной жизни. Надо думать, что Адыль-Гирей замышлял целую серию художественных сочинений, воссоздающих историю и национальный быт горцев. В этом нас убеждает близость тем и проблематики его беллетристики с его же историческими очерками. 

При этом создается впечатление, что он, занимаясь исследованием истории, общественного строя и быта горцев, составлял исторические сочинения и одновременно обрабатывал отдельные эпизоды и образы в художественных произведениях. Так, в его исторических сочинениях большое место занимает история антиколониальной борьбы горцев. На этих материалах написаны «Сулейман-эфенди» и «Рассказ аварца». В тех же сочинениях значительное внимание уделено и общественно-политической деятельности предводителя «непокорных» черкесов Сефербея. 

После обращения к образам Шамиля и Сулеймана-эфенди Адыль-Гирей – писатель не мог пройти мимо этой широко известной в годы Кавказской войны личности. Вместе с тем Адыль-Гирей – историк исследует и общественный строй, быт и нравы адыгов. Эти материалы, в свою очередь, подвергаются художественной стилизации в произведениях «Об отношении крестьян к владельцам у черкесов» и «Жена черкеса». Однако Адыль-Гирей по неизвестной нам причине выступал в печати очень непродолжительное время. Опубликовав перечисленные произведения в 40-50-е годы, он умолкает: последняя работа «Очерк горских народов правого крыла Кавказской линии» была опубликована в 1860 г.

В «Рассказе аварца» повествуется о Шамиле, возглавлявшем борьбу горцев за независимость против царизма. Рассказ о нем ведется устами соотечественника, знавшего его с детства, а затем служившего у него. Шамиль показан здесь в частной, обыденной жизни, поэтому его общественно-политическая деятельность не анализируется и не оценивается. Автор сосредоточивает внимание на некоторых чертах характера своего героя, проявившихся в отношении к домочадцам, соратникам по борьбе. Привлекает объективное отношение к изображению исторического лица: его личность не принижается, но и не превозносится. Шамиль предстает человеком, ведущим простой образ жизни, равнодушным к блеску и богатству, всеми своими помыслами устремленным к борьбе, сурового нрава, необычайно осторожным и осмотрительным, умным и проницательным, мужественным и отважным. 

По всему этому видно, что Шамиль изображен именно таким, каким его знали в начале его политической деятельности.В следующем же рассказе «Сулейман-эфенди» характеристика Шамиля иная: она соответствует мнению, сложившемуся о нем у горцев к концу Кавказской войны. Отход Шамиля от некоторых прежних планов, его ничем неоправданная жестокость, измена собственным идеалам приводят к расколу в его лагере, к переходу его сподвижников на сторону противника. 

Одним из них является и Сулейман-эфенди. Человек долга, безупречной честности и порядочности, он верит имаму до тех пор, пока тот служит интересам народа. Раскусив же Шамиля и поняв, что он обманывает,- уходит от него.Рассказ «Жена черкеса» посвящен брачным отношениям в горском обществе. Героиня - женщина восхитительной красоты, любящая мать и безупречная супруга. Судя но обстановке, ее окружающей, это простая горянка. Плененный ее красотой и неподкупностью, неудержимой страстью к ней воспылал князь. Однако она отвергает его любовь, а вместе с ней и обеспеченную жизнь: для нее превыше всего законы предков, честь и достоинство рода и семьи, клятва супружеской верности. Поняв, что ей не отклонить уговорами и отказами притязаний князя, она идет па убийство последнего. 

В рассказе поэтизируется нравственная чистота и духовная сила адыгской женщины, утверждается незыблемость адыгской семьи, святость брачных уз в горском обществе. В то же время правдиво показано тяжелое положение женщины в адыгском патриархально-феодальном обществе, драматизм борьбы женщины из низов за свою честь и права.В этюде «Об отношении крестьян к владельцам у черкесов» Адыль-Гирей воспроизводит общественные отношения между классами в адыгском обществе. В нем запечатлены феодальные правопорядки, сложившиеся в старину, которые регламентировали права и обязанности властных и подвластных сословий, а также ограждали дворовых от своеволия и жестокостей господствующих. Вместе с тем эти договоренности, призванные обеспечить мир и согласие между сословиями, ослаблялись, и в современной автору действительности «безопасность крестьянина и спокойствие владельца не прочнее положения корабля без якоря среди моря». Адыль-Гирей ничего не говорит о классовом антагонизме и противоречии, но не потому, что не знал и не хотел говорить об этом: в «Очерке горских народов правого крыла Кавказской линии» он достаточно убедительно писал о деспотизме князей и дворян и о борьбе крестьян против своих угнетателей. 

В рассматриваемом же этюде автор преследует лишь этнографические цели: показать существовавшие феодально-правовые нормы, своеобразие общественных отношений в адыгском обществе в прошлом.В художественных произведениях Адыль-Гирея проявляются следующие приемы повествования. Облекая историко-этнографический материал в художественную форму, автор использует для этого то диалог с зачином и концовкой, то эпистолярный жанр. Они имеют сюжетное развитие, рельефно выписанные образы, действия героев в них психологически мотивированы. В основе творческого метода писателя романтические принципы изображения действительности, но с элементами реалистического письма.Наиболее полно просветительские взгляды Адыль-Гирея проявились в историческом труде - «Очерке горских народов правого крыла Кавказской линии». Подняты здесь проблемы, разносторонность и глубина их освещения свидетельствуют о глубоком знании автором истории своего народа, его общественного строя, особенностей его национального быта и психологии, его современного политического положения.Большое внимание уделено вопросам происхождения адыгов, занимаемой ими в самые отдаленные времена территории, взаимоотношения с древними народами европейского происхождения (франки, греки, венецианцы, генуэзцы), обитавшими также на Кавказе; принятия адыгами под влиянием этих народов христианской веры, различным христианским обрядам, которые сохраняются у них по настоящее время. Эти исторические экскурсы приводят автора к выводу, что адыги от «соприкосновения с образованными переселенцами, жившими между ними, стояли на более высшей точке общественного развития, нежели теперь», что в «настоящее время черкесские племена представляют самую низкую ступень общественного развития»! Здесь, как видно, Адыль-Гирей, как и его современники и последователи, прошлое воспринимает как «золотой век4 в истории адыгов.

Много места отводится характеристике различных сословий адыгского общества, сословным отношениям и противоречиям, притеснениям низшего сословия высшими борьбе крестьянской массы против князей и дворян. «В прежние времена,- отмечает автор, - значение пшей и ворков было весьма велико: они решали все дела, как по внутренним, так и по внешним сношениям горцев. Сделавшись распорядителями... черкесских племен, князья и дворяне стали не только презирать низшие сословия, но притеснять их. Много раз низшие сословия вступали борьбу со свободными классами, но восстания эти всегда были подавляемы силою князей и дворян. Наконец, выведенные из всякого терпения, народы племени абадзе из гнали в конце прошлого столетия своих князей, а с ними большую часть дворянства». 

Адыль-Гирей считает, что противоречия в адыгском обществе приобретают более острый характер в конце XVIII века, когда во внутрисословную борьбу вмешивается Россия, принимая сторону бывших сословий. Вместе с тем он не одобряет позиции России в этой ситуации. Она, как он считает, только способствовала углублению социального конфликта, кровопролитию. Адыль-Гирей показывает, как народные массы по отступали от своих требований и своими волнениями постепенно подтачивали прежнюю безоговорочную власть местных феодалов.

Большое внимание уделено характеристике различных адыгских племен: классификации, численности каждого племени, их географическому расположению, отношению каждого племени к установлению над ними владычества русского самодержца, истории их освободительной борьбы против его колонизационных действий. Из анализа поенных событий он делает вывод, что силой и оружием невозможно покорить свободолюбивых адыгов, что их можно привлечь на свою сторону только мирными средствами: путем убеждения, что «отдельное существование общества, вне форм благоустроенного государства невозможно»; что Россия своей военной мощью, культурой и просвещением превосходит мусульманские государства, в том числе и Турцию; путем «добровольного изъявления подданства», а не путем «унижения поражением». При этом Россия должна взять на себя «полную ответственность в дальнейшей судьбе» адыгов, «вести их к нравственному совершенству», «развивать между ними общественную жизнь, и, обезопасив личную независимость каждого, привести эти племена к убеждению, что оружие, с которым они теперь не расстаются для личной своей безопасности, более им не нужно; что закон, равно обязательный для всех членов общества, есть лучший страж общего спокойствия, и что под сенью его спокойно можно предаваться разработке естественных богатств страны, ими населенной». Вместе с тем Адыль-Гирей понимает, насколько сложно будет превратить эту программу в жизнь. 

Стремясь предостеречь от возможных конфликтов и кровопролития, он говорит о том, какими должны быть представители российской власти на Кавказе: «Прежде всего необходимо, чтобы местные власти действовали вполне добросовестно и сумели бы заслужить уважение и любовь горцев», «чем мельче должность чиновника, тем ближе он к народу, тем, стало быть, щекотливее его положение и тем «Дольше должно требовать от его нравственности... соображения воина должны подчиниться соображениям администратора». Он выражает надежду, что русские власти никогда не последуют безнравственному примеру французов, действовавших в Алжире, когда «начальники арабских управлений по собственному своему произволу расстреливали арабов; когда для того, чтобы иметь случай усмирить арабов и получить награду, систематически высокомерным обращением и жестокими мерами приготовляли восстания, без которых не было бы возможности произвести экспедиции и уничтожить их».Адыль-Гирей, наряду с другими ранними просветителями, предвосхитил многие идеи, ставшие основополагающими в мировоззрении последующих деятелей адыгского просвещения. Его художественными произведениями закладывались основы национальной просветительской литературы, а его «Очерк горских народов правого крыла Кавказской линии» стал одной из составных частей национальной историографии.

Категория: Личности | Добавил: CultureAdmin (06.11.2012)
Просмотров: 3176 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0 |

Всего комментариев: 1
avatar
1
Stay ineaomrtivf, San Diego, yeah boy!
avatar
Top left design element
Top right design element